Шедеврам время прибавляет цену
— Силован Рамишвили
Самые ценные мысли — антикварные
— Георгий Александров
Избыток обесценивает все
— Силован Рамишвили
Всё имеет цену, но не всё стоимость
— Валентин Домиль
В неповторимости – уникальная ценность
— Дина Дин

Куда поставить вазу?

«Мебель Галле даже в большей степени, чем его вазы, состоит исключительно из элементов, заимствованных у природы. Здесь все вдохновлено природой, все пронизано нежностью тонко чувствующего человека, поэта, ученого, ремесленника и безграничной любовью к родному краю. Он предпочитал использовать породы деревьев, растущие в родной Лотарингии. Галле вырезал декоративные орнаменты, подчеркивавшие достоинства материала и функциональность мебели, или же придумывал инкрустации из дерева различных оттенков – изящные мозаики, которые складывались в картины природы. На столешницах и на стенках комодов возникали пейзажи с вольным узором из цветов, трав, птиц и бабочек».

Желание придумать для своих «ваз-поэм» подходящее место пребывания в интерьере сделало из Галле резчика по дереву. В 1884 году он основал мебельную мастерскую. А уже в 1886-м он владеет целой фабрикой, так что на парижской Всемирной выставке 1889 года он смог поразить публику настоящими чудесами из дерева. Под влиянием художественного гения Галле этажерки, чайные столики и малогабаритная мебель преображались в ассиметричные произведения, украшенные растительным декором, где экзотическое дерево комбинировалось с чеканкой. На представлен прекрасный образец такой мебели: двухуровневая подставка с накладным бронзовым орнаментом в виде цветов глицинии и мраморным плато ().


Использование желтого мрамора в мебели Галле – это особая дань моде того времени. Желтый мрамор, ценившийся в Древнем Риме выше других сортов, впоследствии был известен исключительно только по античным обломкам, откуда и его название – «giallo antiсо». В Риме его цена очень скоро достигла чудовищной высоты, и поэтому он применялся лишь в немногих постройках. При императорах Траяне, Антонине, Пие и Марке Аврелии этот мрамор добывался усиленно, о чем свидетельствуют открытые в 19 веке надписи, высеченные в древних его ломках. При нашествии вандалов мраморные ломки в Шемту были разрушены; с переходом местности во владение Византии разработка их была возобновлена, пока арабское вторжение не уничтожило даже память о них. Местонахождение этого мрамора считалось окончательно забытым до 1870-х годов, когда его открыли французы, и на Всемирной выставке 1890 г. в Париже образцы этого ценного мрамора заслуженно привлекали общее внимание. В представленной на интернет-аукционе № 6 двухуровневой подставке этого времени как особая драгоценность и главное украшение использовано небольшое плато желтого мрамора особого оттенка: из серых, бурых и черноватых жилок, связанных основной желтой массой. Эта разновидность желтого мрамора, полюбившегося французам, получила название «la breche d’Alep»


Галле создавал по-настоящему роскошную мебель. Изысканный вид ей придавали тонкие инкрустации, вдохновленные техниками обработки стекла, японским искусством и, конечно же, самой природой. Яркий пример соединения воедино всех этих элементов являет представленный на чайный столик ().


Если на многих вазах Галле указывает на источник вдохновения, делая надпись: "a la japonica" (в японском стиле), то в случае с данным произведением роль такого указателя выполняет сама ассиметричная композиция, украшающая столешницу, и характер подписи самого Галле, которые недвусмысленно отсылают нас к искусству японских художников.



Как говорил сам Эмиль Галле: «Декор современной мебели, тесно связанный с природой, не может оставаться бесчувственным к благородству естественных форм». Для мастеров художественной обработки дерева, группировавшихся вокруг Галле, природа являлась «достойной восхищения сотрудницей» и источником декоративных мотивов, однако они не забывали и об архитектонической конструкции и структуре мебели, которые всегда должны были оставаться узнаваемыми. По их убеждению, мастер по дереву был не вправе забывать о функциональности, которая проявляется не в орнаментах, а в элегантных линиях и пропорциональности.

И если вы не знаете, куда поставить роскошную стеклянную вазу Галле, подумайте, что в этом случае предложил бы сам автор.