Шедеврам время прибавляет цену
— Силован Рамишвили
Самые ценные мысли — антикварные
— Георгий Александров
Избыток обесценивает все
— Силован Рамишвили
Всё имеет цену, но не всё стоимость
— Валентин Домиль
В неповторимости – уникальная ценность
— Дина Дин

Монета с «выкусом» из коллекции Брекке

Каждый нумизмат легко узнает монету из своей коллекции: будь то по характерной микроцарапине, потертости, вмятине или по каким-то другим более экзотическим признакам (ошибки в дате или во внешнем оформлении). В истории, однако, бывали случаи, когда некоторые коллекционеры намеренно «подписывали» – клеймили попавшие к ним экземпляры (так, например, делал знаменитый учёный-нумизмат позапрошлого столетия Э.К. Гуттен-Чапский (1828 – 1896 гг.), который на монеты, находящиеся в его собрании, наносил небольшое клеймо, представляющее элемент его родового герба. И хотя такие отметки отличались малыми размерами, сегодня такое обращение с памятником истории сочли бы за обыкновенную порчу. Однако у каждой монеты своя судьба, и даже «искалеченные» таким образом предметы приобретают во многом благодаря своему незаурядному владельцу особый статус и, главное, собственную историю бытования. Согласитесь, пожалуй, не каждая монета из вашего собрания сможет ответить на вопрос: «Откуда ты?».

Монета, тем более массового обращения, – произведение, выпущенное многотысячным тиражом, и она редко может «похвастаться» своей персональной историей (выходящей за рамки: «найдена/куплена там-то и там-то»). Поэтому наличие провенанса для таких предметов – само собой очень ценно, ибо это делает их уникальными. В этом случае обычные критерии ценности, применяемые к качеству, сохранности и редкости нумизматического памятника, уже не действуют: на первый план выдвигается «человеческий фактор» – то, в чьей коллекции эта монета находилась, прежде чем попасть к вам. Как же это определить? Хорошо, если монета или часть коллекции досталась её обладателю от бабушки – это уже фамильная реликвия и, соответственно, связанная с нею семейная ценность. Однако это, если можно так выразиться, памятник «местного значения». А вот, к примеру, предмет, представленный в магазине Восточно-Европейского Антикварного Дома, – это уже памятник другого масштаба, международного: , происходит из коллекции знаменитого собирателя нашего времени Бернарда Ф. Брекке.

Нет, разумеется, не сам коллекционер «наградил» свою монету таким узнаваемым признаком, как «выкус», в данном случае это производственный дефект прорезывания монетного кружка-заготовки. Монеты с таким «врождённым пороком» – нередкое явление, которое могло бы расцениваться скорее как недостаток, умаляющий эстетические достоинства монеты. Но так как этот предмет происходит из одного из самых знаменитых и крупных собраний медных монет Российской империи – коллекции Брекке – даже этот маленький недостаток превращается в достоинство, делая монету узнаваемой. Кроме того за исключением упомянутой «червоточины» представленный экземпляр находится в прекрасном коллекционном состоянии.

Представленная монета – классический пример того, как, благодаря своему прежнему обладателю, монета массового обращения обретает свою персональную историю и переходит из разряда «безымянных» и «многих» в разряд особенных нумизматических памятников. К счастью, сейчас артефакты, подобные этому, нет необходимости «клеймить» – достаточно того, что монета опубликована в каталоге и имеет заключение эксперта.