Шедеврам время прибавляет цену
— Силован Рамишвили
Самые ценные мысли — антикварные
— Георгий Александров
Избыток обесценивает все
— Силован Рамишвили
Всё имеет цену, но не всё стоимость
— Валентин Домиль
В неповторимости – уникальная ценность
— Дина Дин

Русская художественная промышленность эпохи историзма. ХIХ век

Чтобы лучше понять русскую художественную промышленность XIX века, нужно обратиться к характеристике, которую метко дал в 1895 году корреспондент «Художественно-ремесленного журнала». «…Отличающийся реализмом и стремлением ко всему новому и оригинальному все-таки не сумел создать себе своего стиля, и ему, волей-неволей, приходится подражать старым образцам и стилям, которые на время являются модными и преобладающими как в художественных ремеслах, так и в устройстве убранства жилищ. В архитектуре мы видим, – писал наблюдательный современник, – что остановились на светских постройках в стиле времен Возрождения. В убранстве же жилищ стили Людовика XIV, Людовика XV, Империи, Итальянского и Немецкого Ренессанса сменяются готическим и китайским в каком-то пестром водовороте: повсюду мы берем образцы, модели для нашей обстановки и мебели и во всем ищем красоту, яркость и удобство».

Калейдоскоп стилей, смена вкусов и исторических идеалов в XIX веке были обусловлены развитием ретроспективных тенденций в русской архитектуре и искусстве, что проявилось в строительстве дворцовых ансамблей и, разумеется, в убранстве их интерьеров. Один из признаков историзма – возможность широкого выбора на основе исторических знаний, стремление возродить прошлое, не копируя образцы, а создавая предметы, соответствующие представлениям человека XIX века о той или иной эпохе – нашел отражение в мебельном убранстве императорских резиденций. Классическая по формам и конструкции мебель получала неоготический декор, заимствованный из арсенала средневековой архитектуры. Опираясь на конкретные памятники, найденные при раскопках в помпейских домах, создавались проекты мебели, где были стилизованы не только формы, но и материал, что достигалось посредством использования окрашенного «под патинированную бронзу» дерева. Тогда же создается и нарядная мебель в формах «второго рококо».

Хронологически эпоху историзма в русском искусстве принято определять 1820 – 1890 годами. Говоря о художественной деятельности XIX столетия, нельзя забывать о таких явлениях, как машинизация и массовое производство, которые, безусловно, влияли на художественный уровень изделий. С внедрением новых технических средств существенно расширилась технология производства. Появилась имитация как стилистики, так и материалов, являвшихся подчас главной целью создания предметов и вызывавших упреки уже у современников. В этой связи можно вспомнить изобретателя «искусственной мозаики», преуспевающего фабриканта Н. Старчикова, владевшего составом мастики, имитировавшей наборное дерево, живопись, камень, в том числе малахит, ляпис-лазурь, мрамор, а также фаянс и другие материалы. Производство, налаженное удачливым изобретателем, пользовалось большой популярностью, а ассортимент продукции постоянно расширялся: кроме церковной утвари, рам и иконостасов на фабрике изготавливали мебель и внутреннюю отделку корабельных кают и вагонов.

Однако, несмотря на имитацию и постоянное возвращение к опыту прошлого, нельзя отказать художественной промышленности этой эпохи в поступательности развития: петербургские мастерские продолжали плодотворно сотрудничать с ведущими архитекторами, а, следовательно, влиять на формы и характер художественной жизни. При этом эпоха историзма внесла существенный вклад в изменение отношения к русским художественным ремеслам XIX века как к явлению вторичному, а на исходе столетия данное мнение и вовсе стало крайне противоположным.