Шедеврам время прибавляет цену
— Силован Рамишвили
Самые ценные мысли — антикварные
— Георгий Александров
Избыток обесценивает все
— Силован Рамишвили
Всё имеет цену, но не всё стоимость
— Валентин Домиль
В неповторимости – уникальная ценность
— Дина Дин

Inright: Альфред Кох и дело о контрабанде

Федеральная служба безопасности всерьез намерена довести до суда уголовное дело, возбужденное против бывшего вице-премьера и главы Госкомимущества Альфреда Коха.

Напомним, что по мнению спецслужб, отставной чиновник пытался незаконно вывезти за рубеж ценное произведение живописи. Обстоятельства дела раскрывает сам Кох в своем «Фейсбуке», «Много лет назад (может четырнадцать, а может пятнадцать) моя жена купила картину. На ней стояла подпись - Бродский.

Для солидности эта картина сопровождалась вот этим заключением экспертов Гладковой Л.И. и Ломизе И.Е.. Любой мало-мальски разбирающийся в этих вопросах человек скажет сразу: эта экспертиза не выдерживает никакой критики.

Причины просты: у картины нет провенанса (то есть истории откуда она взялась, кому принадлежала ранее и т.д.) подпись поставлена позже (что признают и сами эксперты), и пр.

В таких условиях у экспертов нет никаких оснований считать картину подлинником. И уж во всяком случае эксперты не могли утверждать, что это "бесспорная работа Бродского".

Замечу также, что эксперты (осознавая всю зыбкость своих заключений) не рискнули приложить к экспертизе репродукцию картины (что в таких случаях обычно делается). Я даже сомневаюсь, что исходящий номер этого документа в реальности зарегистрирован в почте Третьяковки.

Напомню, что конец 90-х был тем периодом, когда на рынке появилось огромное количестве подделок и скандалы, которые по этому поводу разразились потом - до сих пор сотрясают профессиональное сообщество экспертов и коллекционеров.

Реальные мотивы экспертов, сделавших такое заключение - это не моего ума дело. Поэтому я их здесь и не комментирую. Вы сами взрослые люди и понимаете, что к чему.

Моя жена после покупки показывала эту картину многим экспертам и известным коллекционерам и все в один голос говорили, что это безусловно фейк (подделка) и об авторстве Бродского не может быть и речи.

Жена легко смирилась с этим фактом, поскольку картина обошлась ей недорого, а свою задачу - интерьерного пятна - она выполняла. Мы никогда не были серьезными коллекционерами, а картины покупали недорогие и просто для интерьера.

С таким настроением я взял пакет с картиной и повез ее в Шереметьево. Я понимал, что у меня в багаже подделка, которая ничего не стоит и уж точно никакой культурной ценностью не является.

Однако, таможня посчитала иначе и изъяла картину. Никаких проблем. Это ее право. Картину отдали на экспертизу в центр Грабаря. Вот тут начались странности. Как я теперь понимаю, меня "пасли". Это стало ясно после того, как на экспертизу картину принес не сотрудник таможни (что было бы логично), а оперативник ФСБ капитан Евтеев.

Однако, нужно отдать должное профессионализму экспертов центра Грабаря. Их экспертиза (фото 3) показала, что это безусловно - подделка. Что и требовалось доказать. У меня к этой экспертизе много вопросов, в частности, по стоимости и датировке, но главное - то, что она (картина) подделка - не вызывает никаких сомнений.

Однако, так не считает ФСБ, забравшее мое дело из таможни себе в центральный аппарат (!). Оно теперь назначает еще одну экспертизу. Что ж. Это их право. Но! Что характерно! Они создают экспертную комиссию, в которую включают Гладкову и Ломизе. А так же еще четырех сотрудников Третьяковки, которые де-факто являются подчиненными Гладковой.

Наше же ходатйство о включении в таком случае в комиссию известного эксперта И.В. Геращенко из центра Грабаря откланяют. За нецелесообразностью...

Еще одно ходатайство о включении в комиссию известного на весь мир эксперта по творчеству Бродского, заведующего музеем И.Бродского в Петербурге Н.М. Балакиной тоже отклоняют за нецелесообразностью.

Тогда мы ходатайствуем об исключении из комиссии Гладковой и Ломизе. Это ходатайство (внимание!) - тоже отклоняют...

Таким образом, мы сейчас имеем комиссию, в которой эксперты либо должны признать подделку - подлинником, либо противоречить своему собственному заключению, сделанному 15 лет назад для понятно каких целей...»

Остается только добавить, что причину повышенного внимания государства к своей персоне Кох видит в собственных публицистических заметках, которые он регулярно публикует все в том же «Фейсбуке».

Источник: