Шедеврам время прибавляет цену
— Силован Рамишвили
Самые ценные мысли — антикварные
— Георгий Александров
Избыток обесценивает все
— Силован Рамишвили
Всё имеет цену, но не всё стоимость
— Валентин Домиль
В неповторимости – уникальная ценность
— Дина Дин

Набор эмалевых ложек

Вторая половина XIX века была охарактеризована ретроспективными и романтическими тенденциями в архитектуре, изобразительном и декоративно-прикладном искусстве. Русские мастера-ювелиры всегда славились своим мастерством на всемирных, международных и всероссийских выставках и были отмечены золотыми и серебряными медалями за национальную самобытность и оригинальность художественной школы, а также за совершенство техники. Особая роль в развитии национальной стилистики принадлежала регулярно проводимым во второй половине XIX века художественно-промышленным выставкам. Одним из основных критериев оценки представленных на них экспонатов художественной промышленности неизменно оставалось наличие национальной самобытности. В связи с этим на первый план выходили эстетические характеристики изделий. Они становились не менее значимыми, чем экономические показатели деятельности предприятий. Поэтому об экспонатах, представленных на выставках, позволительно говорить как образцовых произведениях ювелирных фирм, причем признанных таковыми самими их создателями.


На протяжении XIX века существовали две основные школы – петербуржская, в стилистике западноевропейского творчества, и московская, поддерживающая национальную традицию. К московской линии относятся фирмы Овчинникова, Хлебникова, Губкина, Оловянишникова. На волне экономического и культурного подъема мастера-ювелиры, откликаясь на потребность общества в национальных формах, воспроизводят старинные предметы, копируют орнаменты, используют национальные мотивы для создания оригинальных произведений, а также делают включения в свои работы гравюр с видами городов и исторических памятников, сюжеты из русской истории и народного творчества. Яркими выразителями этого направления были крупные фирмы П. Овчинникова и И. Хлебникова, деятельность которых развернулась в XIX веке в Москве. В результате в Москве сосредоточились основные творческие силы национальной ориентации, отличавшиеся своими художественными устремлениями от «западнической» позиции петербуржских ювелиров, группировавшихся преимущественно вокруг Карла Фаберже. Однако различия в идейных и художественных воззрениях не мешали московским мастерам и фабрикам сотрудничать с петербуржскими предпринимателями, от которых они часто получали заказы на некоторые виды работ и, более того, продавали через них свои произведения в магазины столицы.

Ориентация Петербурга в золотом и серебряном деле на западноевропейскую культуру и моду, характерная для ювелирного искусства XVIII века, сохранилась и во второй половине XIX – начале XX веков. Во многом это связано с традицией совместной работы русских мастеров с иностранными мастерами, возникшей еще при Петре I. Между изделиями московского и петербургского отделений фирмы существует разница: зажиточные московские торговцы отдавали предпочтение более дорогим и массивным произведениям, чем покупатели Петербурга. В московском отделении фирмы делали столовое серебро и традиционные вещи, покрытые перегородчатой эмалью. В отличие от московских ювелиров, творчество которых целиком совпадало с основными направлениями неорусского стиля в отечественном декоративно-прикладном искусстве, петербургские мастера-ювелиры второй половины XIX – начала XX веков были творчески более разобщены. Часть из них в своих устремлениях сближалась с московскими мастерами, но большинство работало в русле западноевропейской стилевой эволюции.

Представленный на аукционе № 7 Восточно-Европейского Aнтикварного Дома набор эмалевых ложек можно стилистически отнести к неорусскому направлению рубежа XIX – XX столетий, и скорее всего ложки были изготовлены московскими мастерами.