Шедеврам время прибавляет цену
— Силован Рамишвили
Самые ценные мысли — антикварные
— Георгий Александров
Избыток обесценивает все
— Силован Рамишвили
Всё имеет цену, но не всё стоимость
— Валентин Домиль
В неповторимости – уникальная ценность
— Дина Дин

Вазочка с глицинией

Изящные, ни на что не похожие формы стеклянных изделий Эмиля Галле завораживали современников, а глубина многослойного стекла и игра света притягивают взгляд и манят своей таинственностью, не только непритязательную публику, но и искушенных эстетов и коллекционеров искусства. Создавая свои произведения, Эмиль Галле, как известно, черпал вдохновение в невероятно прекрасном мире цветов и растений, он был убежден, что если для подготовки живописца необходимым является изучение пластической анатомии и перспективы, то для мастера декоративного искусства такое же значение имеют ботаника и геология. Над входом в свою школу он написал: "Наши корни в глубине лесов, на берегах ручьев, в болотных травах". Главным же мотивом творчества Галле становится его любимая лотарингская орхидея. Этот изысканный цветок, "с неповторимой странностью форм, своеобразным запахом, колоритом, грациозностью и возбуждающей таинственностью", как писал о нем сам художник, благодаря уникальным произведениям великого мастера стал одним из основных символов стиля модерн. Как истинный натуралист Галле в точности, с научным пристрастием передавал все особенности "анатомии" растений, но каким-то непостижимым, метафизическим образом натуральные мотивы преображались в поэзию цветов, лесов, лугов и гор. Сквозь тонкий верхний слой темного стекла, обозначающего цветы и листья, просвечивающие у краев, зажигались матовым пламенем розовые, голубые, серебристые туманы. Эффект "живых цветов" был столь поразителен, что английский поэт Оскар Уайлд, мастер эстетских парадоксов, заметил: "В вазы Галле нельзя ставить цветы, в них они всегда выглядят увядшими".

Представленная на аукционе Восточно-Европейского Антикварного Дома ваза с изображением глицинии, образец тонкой работы мастеров фабрики Галле. Сам мотив цветка глицинии навеивает тонкий «аромат» Японского искусства, присущий эстетике модерна. Изысканные стихи о любви, утонченные манеры, привкус светлой печали по хрупкому, уходящему счастью, - все это в культурной традиции Японии связано с нежными лиловыми и белыми цветами глицинии, кисти которой, то струятся, как зарождающий родник, то обрушиваются водопадом, то лениво колышутся спокойными волнами. Стоит только прислушаться к этой музыке, и вы почувствуете все очарование и трепет ветвей глицинии, на хрупкой вазе мастерской Эмиля Галле.