Шедеврам время прибавляет цену
— Силован Рамишвили
Самые ценные мысли — антикварные
— Георгий Александров
Избыток обесценивает все
— Силован Рамишвили
Всё имеет цену, но не всё стоимость
— Валентин Домиль
В неповторимости – уникальная ценность
— Дина Дин

«Женский портрет», Юрий Иванович Пименов

Юрий Иванович Пименов всегда был художником современности, воплощал с неповторимой чуткостью окружающую его реальность и ощущение жизни, соответствующее духу и облику каждого бегущего дня.

В 1924 г. с группой студентов Вхутемаса, где он учился, Юрий Пименов участвовал в "Первой дискуссионной выставке объединений активного революционного искусства", а через год ее участники учредили Общество станковистов (ОСТ). "Футбол, бокс, заводская архитектура, подъемные краны - все самоновейшее, самонаисовершенное - это было страстью моей и многих моих товарищей", - вспоминал Пименов.

Не только тематику, но и весь строй своего искусства остовцы стремились сделать остросовременным. Таким казался немецкий экспрессионизм, с его резким, порой гротескным изобразительным языком, под влиянием которого Юрий Пименов пишет "Инвалидов войны", с безглазыми масками вместо лиц (1926), аскетичных скелетоподобных спортсменов ("Бег", 1928) и почти столь же изможденных рабочих на фоне жестко вычерченных паровозов и стальных ферм в плакатной по заглавию и замыслу картине "Даешь тяжелую индустрию!" (1927).

К 1930-м гг. эта напускная суровость исчезает из творчества Юрия Пименова. "Я хочу сделать лирическое и нарядное искусство", - объявляет он. Легким, подвижным мазком, светлыми красками пишет он женские портреты ("Портрет Л. А. Ереминой", 1935), подмосковную природу, переливающуюся пестроту вещей и тканей в гримерной актрисы ("Актриса", 1935). К этому периоду относится работа Юрия Пименова «Женский портрет». В этом небольшом этюде художник мастерски сумел создать впечатление, передать мимолетный образ изображенной модели. Легкий и, несомненно, импрессионистический портрет представлен в последних поступлениях Восточно-Европейского антикварного дома.

Радужная поверхность жизни увлекает его - только что отстроенные громады Охотного ряда, стриженый затылок девушки, ее руки на баранке руля открытой машины, гвоздики у ветрового стекла - все в розово-голубых переливах нежного импрессионистического колорита ("Новая Москва", 1937).

Потом эту уже широко известную композицию художник демонстративно повторит в изменившейся декорации и суровом колорите "Фронтовой дороги" (1944). Жанр лирического репортажа, сентиментальное любование праздничной суетой городского быта останутся до конца жизни стихией Пименова.

С конца 1950-х гг. главный для него предмет наблюдения и поэтизации - окружающие Москву новые кварталы. Он любуется самой их неоконченностью и необжитостью, временным, еще не устроенным бытом. Работницы моют в луже свои блестящие боты ("Франтихи", 1958), балансируют по переброшенным через грязь трубам юные красавицы ("Первые модницы нового квартала", 1961), торжественно шествуют по дощатому настилу среди размытой дороги молодожены ("Свадьба на завтрашней улице", 1962). Все это он увлеченно наблюдает и все, пытаясь опоэтизировать, приукрашивает. Известен Пименов и своими театральными работами: для московского Малого театра он оформил спектакль "За тех, кто в море!" Б. А. Лавренева (1946), для Центрального театра Советской Армии - "Степь широкая" Н. Г. Винникова(1949).